пословицы


придумал менять пословицы до полной потери смысла, но чтобы их ещё можно было узнать. например:

у двух детей няня — офтальмолог

после ужина вилки дешевеют

где умрёшь — там и забудут

обмен веществ


навальный сидел на лавочке и пил чай из термоса.

— хороший город, спокойный, — думал он про омск.

вдруг из-за кустов вышел человек в медицинской форме, козырнул к белому колпаку и представился:

— главный врач омской больницы, прапорщик мураховский!

после чего пристально посмотрел на термос, прищурился и добавил:

— нарушаете, гражданин!

— что это я нарушаю? — развёл руками навальный.

— обмен веществ нарушаете! пройдёмте, гражданин, тут недалеко.

сердце


большинство людей считают, что их сердце находится там, где на самом деле у них находится желудок

плохой власти не бывает


многие люди ругают власть в стране. мол, тирания, несправедливость, антинародность, воровство и прочие злодейства.

но я думаю, что так делать совершенно не конструктивно. если мы хотим хорошо жить, нужно перестать ругать власть. а если продолжать ругать, то ничего не изменится.

почему?

потому что подход "наша власть плохая" смещает внимание с проблемы на её следствия. подход "у нас плохая власть" автоматически предполагает решение в виде "власть должна улучшиться". получается, что есть власть, а у неё есть атрибут "плохая/хорошая", и чтобы что-то изменить, надо изменить состояние атрибута. для этого нужно как-то воздействовать на власть, чтобы она как-то изменилась. и что вообще есть как бы мы все, и есть власть, как некий отдельный объект, который не мы, который сейчас плохой, а вот потом он может стать и хорошим.

что вместо этого?

вместо этого надо задать вопросы:

— если наша жизнь, законы, порядки, правила и условия жизни нам не нравятся, то какого хрена вообще вот эти люди, которые всё это устанавливают, принимают решения относительно того, как нам жить?

— кто они такие, как они оказались среди принимающих решения и каким образом они продолжают там оставаться?

— каким образом мы позволяем им продолжать принимать решения, которые нашу жизнь делают хуже?

— что надо сделать, чтобы решения о нашей жизни принимали те, кто сделает нашу жизнь лучше, чтобы решения о нашей жизни принимали мы сами?

и ответы на эти вопросы могут оказаться прискорбными. но не ответив на них, думать о том, хороша ли наша жизнь или не хороша, и как это связано с властью, бессмысленно. пока мы рассуждаем, плохая у нас власть или хорошая, власть будет такая, какая она нужна власти, а не какая нужна нам.

плохой власти не бывает. бывает не наша власть.

интернет в ссср


в далёком 1981 году на фестивале "песня-81" алла пугчёва спела песню раймонда паулса и ильи резника "маэстро". там были слова:

"пусть мы далеки, когда инет и рампы свет нас разлучает".

получается, что уже тогда, в советском союзе, ещё до перестройки, интернет был хорошо известен. и были известны также его негативные стороны, его способность изолировать людей друг от друга, препятствовать живому непосредственному общению.



сознание и научный метод


научный метод разбивается об изучение человеческого сознания. что бы ни получилось в результате исследований психики человека, любой результат будет для науки критичным, в результате чего науке придётся при приближении к сознанию признать свою несостоятельность.

в чём заключается цель науки? в том, чтобы для той или иной части реальности построить достаточно простую модель. модель — это что-то типа формулы или алгоритма, в который если подставить известные наблюдаемые данные, можно на выходе получить состояние реальности через некоторое время и/или в другом месте пространства. модель позволяет предсказывать свойства и поведение реальности.

если в результате исследования сознания выяснится, что человек свободен в абсолютном смысле, то есть, не существует такой модели, которая бы могла предсказать поведение человека, то окажется, что в реальности есть такая область, где цель науки недостижима.

с другой стороны, если наука сможет построить работающую модель для человеческого сознания, то тем самым выяснится, что сознание устроено по принципу алгоритма, пусть сложного, но алгоритма. что это будет значить для науки?

рассмотрим научный метод глубже. основной метод естественной науки — эксперимент. именно в эксперименте проверяются или исследуются научные модели, для которых придумываются как можно более изощрённые способы испытаний с целью обнаружить, где модель не работает. если эксперимент проходит все возможные испытания такого теста, модель принимается (но только до тех пор, пока не обнаружится, в опыте или в других экспериментах, её несостоятельность).

что такое эксперимент? каждая модель представляет из себя описание связи различных измеримых параметров и утверждает, что если изменить такой-то параметр так, то другой параметр изменится вот так. связь может быть очень сложной, но она всегда определена для тех параметров, которые описаны в модели. в эксперименте обычно фиксируют одни параметры, меняют другие, и смотрят на то, какие параметры поменялись и как. те параметры, которые фиксируют и которые меняют, называются независимыми переменными, а те, которые меняются в ответ — зависимыми.

важным моментом эксперимента является возможность произвольно фиксировать и менять независимые параметры. если параметры будут меняться не свободно, а по какой-то сложной зависимости, то результаты будут искажены. представьте, что мы хотим исследовать время падения тел с разной высоты в зависимости от высоты, с которой мы бросаем тела, и от начальной скорости тела. если менять высоту и скорость независимо друг от друга, то мы можем получить известную из школьного курса физики формулу (квадратичная зависимость времени от высоты и линейная от начальной скорости). но если мы как-то свяжем высоту и начальную скорость, то может оказаться, что время падения станет константой или будет линейно зависеть от высоты или ещё как угодно (зависит от того, какая будет связь высоты и начальной скорости). то есть, возможность свободно выбирать и менять значения переменных — существенное для всего научного метода условие.

так вот, если окажется, что сознание человека является сложным алгоритмом, то научный метод лишится экспериментатора, обладающего свободой выбора. а это значит, что результаты всех экспериментов могут оказаться с червоточинкой. в этом случае вообще будет сложно говорить о моделях как таковых, ведь и для того, чтобы моделью пользоваться, нужна свобода. как можно изучать реальность, если само изучение есть запрограммированное действие? знатоки теории алгоритмов меня хорошо поймут.

выходит, что науке лучше совсем сознания не касаться. но это невозможно. наука будет исследовать сознание всё больше и больше, потому как сознание — вызов для науки и научного метода. и именно сознание станет для науки самым сложным и важным объектом. и изучение сознания, скорее всего, приведёт человечество к очередной научной революции, которая позволит снять описанные выше противоречия.

p.s. только хочу заметить, люди из лагеря поэтической философии и бытия в моменте, разного рода луддиты, креационисты и верующие, практики внимательности и считающие науку глупостью, дзен-квантовые философы и хьюман дизайнеры, астрологи и трансерферы реальности, те, кто считает, что все цветы должны расти, и что нет одной истины и прочая и прочая — я не на вашей стороне, и эта публикация не подтверждает вашу точку зрения и не разделяет вашу картину мира.